image

Яна Гурко: "Самое важное для меня в жизни - это моя семья"

icon 22-10-2018 16:38

16 октября 22 года отметила Яна Гурко. Сегодня о ней известно далеко за пределами Берёзовского: молодая певица не раз брала Гран-при и завоевывала кубки и дипломы на российских и международных конкурсах. В чем феномен Яны Гурко? Природный талант, помноженный на невероятную трудоспособность? Безусловно. Прибавим к этому наставничество Елены Базаровой – и увидим яркую, уверенную в себе девушку, для которой каждый выход на сцену – целая история.

– Яна, когда Берёзовский услышал вас впервые?

– Мои родители переехали из Серова в 2003 году. Я пошла во второй класс в гимназию № 5, мама записала меня в музыкальную школу (детскую школу искусств № 1, - прим. ред). На пятом году обучения я решила, что семь лет учиться не буду. Наверно, это было какое-то детское упрямство. Тогда Елена Эдуардовна позвала меня в группу «Акварель». Потом мы все выросли, группа распалась, и я осталась петь сольно. Это случилось в 2013 году.

В Серове я пела в хоре, играла на треугольнике и много раз слышала о том, что пение – это не для меня. Наверно, тогда я и поставила себе цель: петь – буду. Лет в 16 я вернулась в родной город: там проходил крупный конкурс, я получила Гран-при. Было приятно.

– Ваши отношения с педагогом, Еленой Базаровой, выходят за рамки отношений «Учитель-ученик»?

– Мы давно дружим семьями, мама всегда на связи с Еленой Эдуардовной. Мы можем и о личном поговорить, но и субординация между нами существует. Как педагог она может меня где-то поругать, но сейчас это происходит редко: у меня в творчестве сложилось что-то свое, и она это принимает, не вмешивается. За столько лет общения у нас, конечно, случались конфликты, ведь я росла на ее глазах, но в целом отношения теплые, дружеские.

– Музыкальная школа – это труд, который выражается и в потраченном времени. У вас было детство?

– Когда я общаюсь со сверстниками, то сразу видно людей, которые чему-то учились с детства, ставили – пусть небольшие по масштабам – но цели. Были моменты, когда меня заставляли ходить на сольфеджио, но именно системность и последовательность воспитывают целеустремленность. Не могу сказать, что у меня была куча свободного времени, но зато и дурные мысли в голову не лезли. Моя сестра в пять лет два раза в неделю ходит на танцы, на развивающие занятия. И это правильно. Ребенка нужно занимать.

– За твоими плечами участие в десятках конкурсов высокого уровня, в том числе международных. Самые дорогие сердцу победы?

– Это самая первая победа. Еще – на «Дельфийских играх». Было сложно: из 60 участников во второй этап отобрали только семь.

– После многих побед не возникло ощущения, что Берёзовский мал для вас?

– Я очень люблю свой дом. Несмотря на то, что много путешествую по России и другим странам, нет такого места, где я хотела бы жить. Вот Москва: там столько людей, что я там теряюсь. К этому нужно быть готовым. Уверена: в Екатеринбурге есть куда расти и развиваться. Но научиться быть свободной, как зрители, например, в Европе, я бы хотела. Они не стесняются прямо во время выступления танцевать, они кайфуют от твоего голоса и музыки и не обращают внимания ни на кого. Они искренни, у них горят глаза, и артист получает от них колоссальный поток энергии.

– Выход на сцену для вас – это стресс?

– Это кайф. Я кайфую, когда на меня смотрят. Я никогда не стеснялась публичных выступлений. Могу быть неуверенной в жизни, но не на сцене. Артист должен быть искренним и верить в себя и то, что он делает. Мало хорошо петь – нужно зацепить зрителя. В последнее время я чувствую, что стала на сцене более женственной, теплой, и это мне нравится. Но волнение перед выступлением, конечно, есть. Я в жизни не очень эмоциональна, но этого никто не скажет, глядя на меня на сцене.

– Чем вы сейчас занимаетесь?

– В этом году я окончила академию госслужбы, сейчас поступила в Москву, на эстрадно-джазовый вокал, в магистратуру. Впереди 2,5 года учебы. Не исключаю, что перейду на «очку». Последние полгода поработала в администрации Берёзовского, ушла совсем недавно. Сейчас мое время занимают семья, учеба, работа в группе (Яна год как поет в группе «Теренбург», где играют еще шесть музыкантов, - прим. ред.). Моя долгосрочная мечта – открыть школу вокала. Мне кажется, я бы могла дать что-то людям. Я не хочу быть знаменитой, но иметь признание людей вокруг – да. Чтобы у людей при мысли «хочу научиться петь» в голове рождалось мое имя.

– В вузе тоже пели?

– Пела. Но ни разу(!) не выиграла ни одного школьного или вузовского конкурса. Однажды из трех участниц-вокалисток заняла третье место. Понять – в чем дело – так и не смогла.

– Караоке любите?

– Очень! И пою там самое разное: от «Ленинграда» – очень люблю эту группу – до Уитни Хьюстон. Сейчас система талант не оценивает, но аплодисменты от посетителей караоке – лучшая оценка. Еще я всегда пою в машине, за рулем.

– На сцене курьезные случаи были?

– Однажды пела на конкурсе, на сцене были три ступеньки, через которые нужно было пройти. Шагаю и вдруг понимаю, что каблук застрял, и застрял мертво – вытащить не могу. Сняла туфли и пошла дальше.

– Вообще поражения задевают?

– Оценка вокала всегда субъективна. Надо быть готовым к тому, что можешь стать первым, а можешь не понравиться.

– Сейчас популярны шоу типа «Голос». Хочется оказаться по ту сторону экрана?

– Заявки на кастинг «Голоса» я подавала года три подряд. В этом году заявилась в последний день приема, и меня пригласили на кастинг. Он проходил в Москве 10 июля. Там было нереально много народа, нас запускали десятками и на каждого человека давали не более минуты. Сидят редакторы, они ничего не спрашивают, просто дают команду: «Пой». Насколько я поняла, там важен не столько голос, сколько эффектный образ. Нужно чем-то выделяться из массы. Кастинг я не прошла, но это был хороший опыт. Давно хотела посмотреть кухню подобных передач, узнать, сколько там правды и шоу. На кастинге встретила еще одну березовчанку – Ани Нагапетян.

– Ваши родители имеют отношение к творчеству?

– Профессионально – нет, хотя папа очень хорошо поет. Родители дали мне абсолютно все, но больше всего я благодарна им за воспитание. Они меня поддерживают, но даже если их мнение не сходится с моим, дают мне свободу выбора и не пытаются давить. При этом я всегда четко понимала: ответственность за последствия моего выбора несу тоже я. За мной никогда не следили в школе, не делали домашнее задание, тем не менее я окончила школу с тремя четверками.

Мои родители очень разные. Папа – «мозг» семьи, мама – очень гибкая женщина, отвечает за уют, общую атмосферу в доме. У нас настолько дружеские отношения, что я давно называю ее по имени. Пять лет назад у меня появилась сестра, и ее рождение меня сильно изменило. Хотя в образе жизни нашей семьи не изменилось ровным счетом ничего. Если мне нужно идти на репетицию, в кафе, еще куда-то – я беру Машу с собой. Поэтому все мои близкие знакомы с сестренкой.

На руке Яны около запястья есть татуировка - это надпись "Семья". Так сложилось не случайно: папу зовут Сергей, маму - Елена, сестру - Мария, а Я - символизирует саму Яну.

– Какой мужчина сможет покорить сердце Яны Гурко?

– Думаю, уместно привести в пример, кроме моих родителей, отношения Елены Эдуардовны и ее супруга. Искренне восхищаюсь ими. Настолько он ее понимает, поддерживает во всем, настолько ее оберегает. Может пойти и выступить с ее детьми.

Что касается моего будущего мужчины, то у меня нет установок в плане внешности. Это будет сильный человек, волевой, которому бы я захотела довериться. Еще для меня нет мелочей. Все важно: как человек общается с семьей, с друзьями. Если он с кем-то поступил плохо, я задумаюсь: значит, когда-то сможет так и со мной. Хочется, чтобы он был с чувством юмора, чтобы мог меня рассмешить – я очень люблю посмеяться. С созданием семьи не спешу и не считаю женщину неполноценной, если у нее нет мужчины. По натуре я верный человек: у меня были всего одни отношения и продлились они четыре года.

– Ваше отношение к дружбе?

– У меня очень мало друзей. Потому что я окружаю себя теми, кто к чему-то стремится. Не буду обсуждать магазины, вещи, сплетничать, для меня это лишняя информация. Не люблю пустые разговоры, пустых людей. Мне с ними неинтересно, и они легко уходят из моей жизни. Поэтому мне сложно найти подругу. В школе со мной училась девочка Катя, и я дико Катю ненавидела. Потому, что она была лучше меня. Но именно это чувство мотивировало меня учить английский язык. А с Катей мы дружим уже девять лет. Вообще я чаще дружу с мужчинами, с ними проще: не сплетничают, не обижаются.

Сейчас модно считать, что никто никому ничего не должен. Я считаю – должен. Как минимум достойно себя вести, держать свое слово. Девушка – следить за тем, что она выкладывает в социальные сети. Может быть, мои принципы мало кто выдержит, но с гордостью могу сказать: дружить я умею. Мне для друга не жалко ничего – ни времени, ни сил. Если человек мне дорог, я переступлю через гордость.

– У вас как у певицы, у артиста есть особые приметы, вера в интуицию? Скажем, если сегодня дела не удаются, значит, и на вечернем выступлении что-то пойдет не так?

– Я во всем вижу плюсы и не зацикливаюсь на негативе. Мелкие неприятности не замечаю. Есть люди из серии «у меня все плохо». Им нужно чаще задавать себе вопрос, стоит ли ситуация потраченных нервов. В большинстве случаев – ответ «нет». Машина на улице обкатила, кофе пролился – не обращу внимания. Недавно летела в Грузию, было две пересадки. Сначала не хотели пропускать, потом перевес, потом очереди… Смотрю вокруг: все нервничают, а смысл? Если не можешь изменить ситуацию, тогда релакс! Меня мало что в жизни может по-настоящему расстроить. Я бываю опустошенной после череды каких-то событий, это да. Тогда мне просто нужно наполниться энергией.

Добавление комментария

Нажимая кнопку "Добавить комментарий" я соглашаюсь с условиями обработки данных, а также с правилами добавления комментариев.

Комментарии 0

Нет комментариев

Фотогалерея Софьи Устюжаниной

Фотогалерея Татьяны Максимовой

Фотогалерея Яны Гурко

Фотогалерея Ксении Куминовой

Фотогалерея Игоря Пиджакова