Чем соцсети опасны для детей: наркотики, педофилы, сектанты, травля и пр.

icon 10:29
icon 58 просмотров
Чем соцсети опасны для детей: наркотики, педофилы, сектанты, травля и пр.

Чем занимаются дети в каникулы? Помимо прочего, конечно, сидят в Интернете. Городской портал BER1 и эксперты по детской интернет-безопасности "Лаборатории Касперского" Константин Игнатьев и Мария Наместникова рассказывают, чего действительно стоит опасаться родителям, какую информацию нельзя выкладывать в соцсетях и как безобидные фото приводят к реальному шантажу.

– Когда мы смотрим на интересы детей, видим такую картину: почти три четверти – это соцсети, – говорит Константин Игнатьев. –  Для них "ВКонтакте" – это весь интернет. Всё остальное – это то, куда они переходят из той же соцсети или мессенджеров. Компьютерные игры на третьем месте, на втором – алкоголь, табак, наркотики.

– Родители чаще всего опасаются порносайтов…

– В большинстве аудиторий взрослые на вопрос "что нельзя показывать детям в интернете?" отвечают "порно", – подтвердила Мария Наместникова. – Когда я говорю, что это не самое страшное, не все верят. А между тем наркотические вещества через интернет найти очень легко. В детстве я никогда не знала, где можно купить в моём городе наркотики. А сейчас доступ к этой информации есть у всех.

– Какие ещё угрозы безопасности детей есть в сети?

– Кибербуллинг – это травля в интернете. Регулярные издевательства. Травят в классе и продолжают делать это в сети. Незнакомец, с которым ребёнок подружился в интернете, в реальности может оказаться знакомым из школы и будет продолжать троллить. Это психотравма для подростков. Может привести к суициду.

– А взрослые не в курсе, что происходит?

– Обычно нет, – отвечает Константин Игнатьев. – И поэтому дети считают, что в сети они безнаказанны, что можно делать что угодно. Нет культуры общения – взрослые же не видят. Когда в кармане мобильный, травля не прекращается никогда – ни вечером, ни ночью, ни в выходные.

– Еще одна опасность - фотографии эротического характера

– К примеру, два участника переписки присылают фотографии откровенного содержания. Вообще, когда просят фотографию эротического характера, это называется термином "секстинг". Это могут быть подростки, которые встречаются. Сегодня встречаются, а завтра могут поругаться. Могут сделать доступными эти фотки для всего класса, для их компании. И начинается кибербуллинг.

– Нет стыдливости обнажить тело?

– Интересно, какое у многих подростков, девочек, вообще отношение к обнаженному телу. Они не видят ничего страшного в том, чтобы фотографировать себя топлесс. Выкладывают фото у себя на странице в альбоме: "я молодая, красивая, пусть люди порадуются за меня, полюбуются моим совершенным телом". Когда начинаешь объяснять, что на них могут выйти люди взрослые в реальности, для них это шок. Дети не связывают поведение в онлайне с реальной жизнью. Сегодня фотографии, а завтра дяди возле школы подкараулят и изнасилуют.

– Такие истории действительно происходят в реальности?

– Вот реальная история, произошла года полтора назад. Детям по 14–15 лет: девочка познакомилась в соцсети с молодым человеком лет 30. Они долго общались в сети, он знал все её интересы, о которых она писала. Они встретились в реале, он красиво ухаживал и склонил её к интимным отношениям. Во время секса снял несколько фото и видео. И в тот же вечер, когда она пришла домой, прислал ей эти снимки и пообещал, если она не будет оказывать ему секс-услуги, распространить этот контент среди её одноклассников в Сети.

Терпела девочка недели две. Наконец рассказала родителям. Они не побоялись, написали заявление в полицию. Оказалось, у него были три или четыре такие девочки. Некоторые оказывали секс-услуги, некоторые приносили деньги. Так что он пользовался выходом на детей очень просто. Он даже под следствием продолжал ей угрожать. Семья скрывалась, переехала в другой город. Девочка удалилась полностью из соцсетей. Но у педофила сохранилось много её снимков, и он под её именем зарегистрировал аккаунт. И староста класса в новой школе решил, что это она, и добавил её в группу класса. Таким образом педофил опять её вычислил и опять начал ей угрожать. Ему дали срок, но довольно мягкий – 4 года, то есть через 2 с лишним года он выйдет на свободу.

– Много личной информации в соцсети привлекает педофилов?

– Слишком много личной информации – это называется овершеринг, опасно этим, но не только. Собрать информацию о человеке можно за пять минут – адрес, телефон, номер школы. Если раньше нужно было караулить, выслеживать, то теперь есть геотеги. И это ещё история про воров. Фото в сети: "Мой новый дорогой телефончик", "Вот мы всей семьёй на Бали". Информацию об интересах человека могут использовать, например, сектанты, чтобы лучше завязать контакт.

– В реальном мире если сектант подойдёт к ребёнку, чтобы поговорить о боге, он, вероятнее всего, просто убежит, – поясняет Константин Игнатьев. – А в соцсети это будет как бы ровесник с похожими интересами, которые он "наовершерил". И постепенно этот новый друг начнёт склонять к своей точке зрения. Такие проекты работают месяцами одновременно с 15–20 детьми. И через полгода родители сталкиваются с тем, что ребёнок уже другой. Его выманивают на встречи, и он пропадает.

– Появились ли за последние несколько лет какие-то новые угрозы?

– Довольно новая тема – вписки. Это тусовки на квартирах. Можно зарегистрироваться в группе, кто-то собирает всех на вписку. Ребёнок сообщает "Впишите меня", его присоединяют. И неизвестно, чем всё это дело кончится. Понятно, что это опасно и с чисто физической точки зрения. Плюс потом в группе выкладываются фото с вписки, где в любом виде может быть подросток запечатлён. Недавний опыт с поисковиками "Лиза Алерт": пять дней искали подростка. А он, оказывается, за эти пять дней побывал на трёх вписках, ходил по вечеринкам и "не просыхал".

– Дайте основные рекомендации: чего нельзя делать в соцсетях?

Самое первое: ограничить круг людей, которые могут видеть информацию о вас, чтобы только друзьям были доступны ваши публикации, а друзьями становились только те, кого вы знаете в реальной жизни.

Второе: не "френдить" людей, которых не знаете в реальной жизни.

Третья рекомендация для детей: не вступать в различные сомнительные группы, там могут склонять к чему угодно – секты, вписки, самоубийства, наркотики.

Четвертое: не выкладывать слишком много информации о себе – ведь и в реальной жизни мы не рассказываем всем подряд, что у нас происходит, сколько мы зарабатываем и где у нас ключи от квартиры. Фото, тексты, описания себя – это всё персональная информация, делать её широкодоступной опасно. Нельзя давать адрес, телефон. И, кстати, если про адрес и телефон дети обычно знают, то номер школы считают такой общей информацией. Но через номер школы вполне реально выйти на ребёнка в жизни. Я считаю, не стоит сообщать номер школы. И никаких обнажённых фото.

– Как родители могут контролировать поведение ребёнка в сети? И нужно ли?

– Существуют технические решения, в том числе доступные и бесплатные, с помощью которых родители могут увидеть, на какие сайты ребёнок заходит, в какие группы вступает. Сейчас появилась возможность отслеживать даже геолокацию: если ребёнок выходит за безопасный периметр, к примеру, с территории школы, родители получают об этом сообщение.

– Это не попахивает нарушением личных границ и гиперопекой?

– Это не чтение личной переписки, во-первых. А, во-вторых, вопрос доверия. Если подобные решения родители устанавливают в момент, когда у ребёнка появляется первый гаджет с интернетом, то это вряд ли вызовет протест. Обычно телефон дарят в 6–8 лет, когда ребёнок идёт в школу, и если объяснить, что это просто забота о безопасности, то никаких противоречий в этом возрасте не возникнет.

Статья создана на основе публикации на портале е1.ru.

Фото: Blog.snakkmedia.com